ЗАЛ ИСТОРИЯ: витрины "Этнография" и "Якуб Колас"

Витрина «Этнография»

Витрина "Этнография"

Ганцевичская земля богата народными традициями. Из поколения в поколение передаются секреты мастерства. Более чем 150 народных умельцев занимаются ткачеством, вышивкой, вязанием, резьбой по дереву, изготовлением мебели, лозоплетением, есть и самобытные художники. С мая 1997 года в городе Ганцевичи начал свою деятельность первый в Брестской области Дом ремёсел, директором которого является Мария Ивановна Муха.

В материально-культурном наследии Ганцевщины народное узорчатое ткачество занимает одно из самых почётных мест. Тканые вещи – пояса, ручники, скатерти – использовались для проведения семейных и религиозных обрядов. Ткацкие традиции передавались из поколения в поколение и были тесно связаны с трудовым, духовным и эстетическим воспитанием человека. К сожалению, в последнее время утратилась преемственность многих культурных традиций, в том числе и ткацких. Они сохранились частично, благодаря усилиям отдельных ткачих. Самый простой, древний и наиболее распространённый вид ручного ткачества – двухнитовое – даёт ткань полотняного переплетения. Таким способом ткалось полотно, на котором затем вышивались ручники, фартуки, сорочки.

Существует и другой вид ткачества – бранное – для изготовления узорного полотна ромбо-геометрического орнамента. Бранным полотном украшали рукава рубашек, фартуки, ручники. Этот вид ткачества и сейчас существует в деревнях Хотыничи, Борки, Люсино, Мальковичи.

Самый распространённый вид ткачества – многонитовое. Наиболее часто использовались 3- и 4-нитовое ткачество. Этот способ даёт возможность изготавливать ткани саржевого переплетения с простым геометрическим орнаментом, из которых изготавливались скатерти, ручники, иногда покрывала. Он бытовал в деревнях Начского и Чудинского сельсоветов.
Ручники

До нашего времени в д.Хотыничи сохранилась и широко используется традиционная вышивка крестиком в красно-чёрном исполнении. Используют орнаменты в украшении мужских и женских рубашек, ручников, фартуков, подузоров, наволочек. Орнаменты преимущественно растительного характера.

В деревнях Локтыши, Будча, Чудин вышитые крестиком орнаменты рубашек и ручнико более архаичные, более близкие к ромбо-геометрическому орнаменту. Но используются теперь очень редко.

Повсеместно в районе бытует более современная вышивка полихромной произвольной гладью. Рисунок и композиции в основном растительного характера из крупных, стилизованных цветов, веток, листьев. Наиболее тонкие работы в технике тонкой глади у мастеров г.Ганцевичи и д.Локтыши.

Что же касается строев Ганцевичского района, то точно описать их достаточно трудно, потому что местный национальный костюм практически не сохранился. Наиболее характерна в этом отношении д.Хотыничи. Здесь и сегодня можно увидеть женщин, одетых в местную национальную одежду.
Национальный костюм из д.Хотыничи

Для деревень Хотыничского, Мальковичского, Люсинского сельсоветов характерны юбки с нашивками на подоле с цветными лентами. Все юбки собраны в мелкие складочки. В такие же складочки собраны белые вышитые или вытканные ромбо-геометрическим узором фартуки. Обычно фартук сзади или сбоку застёгивался на пуговицу, а по манжетке закреплялись узорные ленты-банты. Праздничные рубашки, вышитые лойковым узором, украшались орнаментом по манжетках рукава – около кистей, на плечах, по воротнику и на груди. Мужская рубашка вышивалась и на манжетке, подвязывалась поясом. Повседневная одежда вместо рубашки или сорочки «каптан» – это была рубашка, которая носилась на выпуск, взятая под «обшивку» по груди, вдоль застрачивалась несколькими параллельными мелкими закладочками, между которыми вышивался узор.

В качестве головных уборов использовались повойники, вышитые платки, тканки и чепцы. Последние одевались под платок. По своим основным особенностям вышеописанный строй приближается к Пинско-Ивацевичскому строю.

В деревнях Начского, Чудинского и Денисковичского сельсоветов, которые граничат с регионом Центральная Беларусь, в одежде характерны черты Копыльско-Клецкого строя. Здесь женщины носили юбки с лентами на подоле, но не в складочки, а в сборку – «татьянку». Фартуки более характерны с фалибокой, украшались вышивкой. Преобладали рубашки и сорочки вышитые крестиком растительно-геометрическим орнаментом на предплечьях, по манжетке рукавов и на груди.

Верхней одеждой служили платки из сукна, без дополнительной подкладки, не очень длинные, и армяки – тоже сукно, только на утеплённой подкладке (это зимняя одежда). Платки обычно натурального или коричневого цвета, армяки – чёрные, овчинные тулупы, украшенные вышивкой и апликацией.


Ганцевичские пояса – традиционные тканые пояса, которые изготавливают в деревнях Люсино, Маково, Денисковичи, Хотыничи Ганцевичского района (сохранились со второй половины XIX ст.). Ткали на ниту из льна, шерсти, хлопка длиной 150-350 см, шириной 1,5-7 см. Современные пояса длиной 150 см, шириной 1,5-2 см ткут также из синтетических ниток. Композиционно разделяются на продолговато-полосатые пояса с широкой (обычно красной) полосой, которая разбивается узкими полосами или мелким шашечным узором другого цвета, и узорчатые пояса, которые ткут в геометрические узоры («ступа», «ёлочка», «грабельки» и др.). На одном поясе обычно повторяются1-4 элемента узора, вытканного нитками одного цвета (преимущественно красного, бордового, розового) на белом (изредка зелёном) фоне. Многоцветность ганцевичским поясам придают узкие в 3-4 цвета бережки («обложки», «переплёты»). Современные ткачихи отдают предпочтение переборной технике и ткут узоры в традиционной гамме с сохранением выразительной графичности рисунка, характерной и для других тканей этого региона.
Ганцевичские пояса

Веретено – приспособление для ручного прядения льна, шерсти, пеньки. В древние времена веретеном служила деревянная немного заостренная палочка, позже – конусоподобная палочка длинной 20-30 см с заостренным верхом, утолщённым низом, на который для увеличения веса надевали пряслице, и острой пяткой. Веретено выстругивали ножом или вытачивали из берёзы, ясеня, груши и др. На выточенных веретёнах для удобства и как украшение нарезали кольца-углубления.

Коловорот, прялка – самопрядка, приспособление для механического прядения льна и шерсти в домашних условиях. В Беларуси известны два типа коловорот-стояк (более характерен для западных районов, он и представлен в витрине) и лежак (преобладал в восточных и юго-восточных районах). Оба типа имели одинаковые рабочие части: колесо, педаль (шатун, маятник), которой приводился в движение, и прядильный аппарат. Последний состоял из стержня и размещённого на нём шпунта для наматывания пряжи и маленьких колёсиков, соединённых при помощи шнуров с большим колесом. В коловороте-стояке колесо находилось между двумя вертикальными стойками под прядильным аппаратом, в коловороте-лежаке – сбоку от прядильного аппарата. В Беларуси коловороты появились в XVI ст. на мануфактурных предприятиях. В крестьянском быту используются со средины XIX ст., особенно в районах интенсивного льноводства (север и восток Беларуси), на юге Беларуси преобладает прядение при помощи веретена.
Вертикальный коловорот

Лапти – традиционная крестьянская обувь, плетенная из лыка (лозового, липового), пеньковых или льняных витушек или тонких верёвочек. Лыко для лаптей драли в мае-июне, заготавливали также лутьё – тонкие липовые жерди с корой. Лыковые мотки вешали в клети, на чердаке дома; перед использованием их размачивали в тёплой воде (чтобы были эластичными), лутьё распаривали в печи и снимали с его лыко. В зависимости от техники изготовления выделялись два типа лаптей: прямого (распространены везде) и косого (на востоке Беларуси) плетения. Лапти прямого плетения разделялись на несколько видов. Наиболее распространёнными были кавярзни (глухие лапти, слепаки) – лапти с закрытым носком (головкой) и запяткой. На Витебщине, частично Могилёвщине плели щербаки (беспятники) – неглубокие (только одна подошва) лапти без головок (вместо их спереди были две широкие лыковые петли) и запяток, с каждой стороны – пара узких петель (заборники) для проведения обор. Щербаки преимущественно носили летом на полевых работах. На Полесье, юге Гроденской и Минской губерний бытовали так называемые зрячие лапти, в которых посредине сверху было сделано – «око» (его создавало отсутствие переднего ушка – строки). Лапоть прямого плетения начинали плести с носка (только щербаки с пятки). В боковые ушки (курцы, кураки) вставлялись заостренные с одного конца палочки (сугаки, занозы), подошву лаптей для крепости подплетали лыком с помощью железного и костяного кручка (спица, спичук, качадык, подплётка). Изредка низ лаптей подшивали кожей. На Поднепровье и Поозерье бытовали лапти прямого плетения—похлапни (похрасни) – были распространены на белорусско-русском приграничье и считаются русским заимствованием. Имели глубокие круглые носы, высокие бока и запятки. При их изготовлении узкие, очищенные от коры полоски лыка плотно подгоняли одна к одной; плели на деревянной колодке по размеру ноги. Подошву подплетали витушками пеньки или тонкими верёвочками. Похлапни иногда ремесленники изготавливали на заказ или на продажу. Они считались праздничной обувью, носили их по несколько лет. В XIX ст. на западе были распространены лапти из кожи – постолы.
Лапти

Изготовление лаптей был преимущественно мужским занятием (их плели в свободное от работы время, в зимние вечера и др.). Лапти носили мужчины и женщины, взрослые и дети на протяжении всего года. Их одевали на полотняные тряпки, зимой – суконки. Мелкая шляхта вместо тряпок использовала шерстяные носки.


Витрина "Якуб Колас"


Витрина "Якуб Колас"

«Ваша Люсинская школа была моим первым учительским местом, с которого началась моя дорога в жизнь… Я вас любил чистым юношеским сердцем, хотел помочь вам найти лучшую дорогу в жизни, лучшую чем та, по которой шли ваши деды и отцы», – писал Якуб Колас в письме жителям деревни Люсино в июне 1948 года. В Люсино писатель работал практически два года – с 1 октября 1902 по 1 сентября 1904 года. Следует отметить, что год вместе с ним жила его сестра. Сведения «Памятной книжки Минской дирекции народных училищ за 1902-1903 учебный год», свидетельствуют, что на то время в Люсинском училище (школе) было 37 учеников – 35 мальчиков и 2 девочки, а учителем с оплатой труда в 240 рублей был назначен Константин Михайлович Мицкевич, который окончил курс Несвижской учительской семинарии. Молодой Колас увлёкся педагогической деятельностью, целыми днями занимался с детьми в школе. Один из его учеников Михаил Занько позднее вспоминал: «…Трудно было начинать работу в деревне, где даже о газовой лампе могли только мечтать. Без устали убеждал молодой учитель, что крестьянам, как свет, нужна письменность. Учителя любили все: и старые и дети».


Фотография школы в которой работал Якуб Колас.
Фотография 1930-х годов


Место, где находилась школа, точно описано в первой части трилогии «На росстанях» – повести «В Полесской глуши», в которой Люсино фигурирует под названием Тельшино: «Тельшинская школа стояла на углу двух улиц. Одна из улиц, просторная, ровная, широкая шла к железной дороге, вторая, небольшая, бежала в поле и тут же оканчивалась, переходя в дорогу». В 1960-е годы здание школы, в которой работал Якуб Колас, разобрали. На месте бывшей школы, к 120-летию со дня рождения писателя, по решению местных властей был установлен памятный знак – возведён новый фундамент и выложен венец из круглых брёвен.


Рукопись очерка "О крестьянских постройках..."

В Люсино Константин Михайлович интересовался этнографией и фольклором полешуков. Тот самый Михаил Занько вспоминал: «Бывало соберёт нас и начнёт расспрашивать, какие песни у нас поют, какие игры бывают в праздники? Всё: и легенды про татарское нашествие, и народные обычаи и обряды – интересовало педагога». Он посещал крестьянские хаты, присматривался к посуде и мебели, временами делал точные чертежи самобытных вещей. В Люсино Якуб Колас написал на русском языке этнографический очерк «О крестьянских постройках (деревни Люсино Минской губернии Пинского уезда Хотыничской волости)». Очерк был написан в обычной ученической тетради и отослан в Вильно в Северо-Западный отдел Русского географического общества. Исследователь Г.Киселёв отмечает, что в тексте рукописи «есть следы редактирования простым карандашом и красным чернилам… На полях тем же красным чернилам проставлены тематические рубрики, которые раскрывают содержание очерка: «Местоположение», «Народные сказания», «Окрестности», «Занятие жителей», «Улица», «Дворы», «Хата», «Хозяйственные постройки», «Печь», «Внутреннее убранство». Возможно, очерк готовился к печати в одном из изданий Географического общества. Правда, в начале ХХ столетия эта работа Якуба Коласа так и не была опубликована. Многое из того, про что рассказывает писатель в нём, позже вошло в трилогию «На росстанях».